22

Июл
2018

Сердце Испании – Кастилия и Леон. Вина долины Рибера дель Дуэро

Сообщение от :Marison travel/ 0
Для подлинного ценителя литературы, вина, спорта, женщин, высокой кухни, в общем, всего чего бы то ни было стоящего, всегда немного наивными выглядят попытки дилетантов и неискушенных любителей поговорить о предмете их страсти. Дело в том, что подход любителя часто грешит слишком большой степенью обобщения. Если совсем просто, то большинство любителей как бы наблюдают за предметом их интереса из окна самолета или даже поезда, а настоящий ценитель ходит пешком, а иногда даже ползает ползком подобно юному или не очень натуралисту, что позволяет ему рассматривать предмет «на ощупь», различать нюансы, чувствовать запахи и ароматы. Поэтому только наивный любитель может спросить у Казановы или Дон Жуана, предпочитают ли они брюнеток или блондинок, только неискушенный гурман может поинтересоваться, кухня какого народа превосходит остальные, и только начинающий подбираться к теме вина человек может задать вопрос: какое вино лучше — французское, итальянское или испанское. Вдумчивый ценитель знает, что наслаждаться можно и нужно достоинствами каждого продукта или напитка, изучая его слабые и сильные стороны, соизмеряя их с вашими личными пристрастиями и возможностями. И что нет такого понятия как испанское вино, а есть самые разные вина отдельных винных регионов, со своими стилями и традициями.

К чему я веду свое затянувшееся вступление? К тому, что внутри вселенной вина и гастрономии под названием Испания есть отдельная планета — регион Кастилия и Леон с его особыми винами. И так уж получилось, что именно вина этого региона для многих являются визитной карточкой виноделия Испании.

Кастилия и Леон — сердце Испании. Сила и очарование традиций
Наверняка вы задумывались над тем, что мир меняется: когда-то крупные города были скорее исключением, а сейчас жизнь все больше концентрируется в мегаполисах. Примеры Мехико, Москвы, Шанхая и других городов, где одновременно живут и трудятся десятки миллионов человек, все больше напоминают библейский Вавилон с его проблемами. Помню, несколько лет назад я смотрел интервью по телевизору с одним китайским магнатом, который держал сеть такси в Шанхае. Он долго рассказывал об особенностях Шанхая и приводил впечатляющие цифры своих доходов. Журналистка, и я вслед за ней, все больше поддавались магии цифр доходов от успешного бизнеса этого предпринимателя, а главное — масштабу его деятельности. Поэтому вполне логично прозвучал ее следующий вопрос: планирует ли компания выход на международные рынки. На лице предпринимателя отразилось сначала некоторое недоумение, после чего он неожиданно расхохотался. Извинившись, пояснил: он контролирует и развивает сеть такси в некоторых районах Шанхая, подумывает потихоньку о соседних районах. Выйти в другие крупные города Китая пока даже не мечтает, настолько велик рынок Шанхая, в котором живет более 25 миллионов человек. А предположение, что ему достанет сил, денег и энергии осваивать международные рынки, вызвало у него приступ веселья.

Так развиваются города сейчас, но прелесть Испании как раз в том, что здесь ситуация несколько иная: в каком-то смысле некоторые традиции, уклад и образ жизни, даже маршруты дорог и финки (старые фермерские хозяйства) остаются неизменными на протяжении веков. Для испанцев огромную роль играет контакт человека и природы. Мега-городов в Испании просто не существует, а города-миллионники можно пересчитать по пальцам одной руки. Кастилия и Леон — это почти 20 процентов территории Испании, но живет там всего 2,5 миллиона человек или чуть больше. У испанцев особое отношение к этому региону, потому что все здесь имеет очень древние корни: Salamanca — старейший город и университетский центр, Burgos — исторический памятник культуре басков и их торговым талантам, Leon — древняя столица одного из бывших королевств и, наконец, Valladolid — «место силы» и винная столица Испании. Кастилия и Леон —понятие географическое и большое, поэтому конкретных винных зон в нем выделено уже немало: Toro, Rueda, Bierzo…Все они заслуживают отдельного разговора, но мы сегодня будем говорить о главной зоне вдоль реки Дуэро, которую называют Рибера дель Дуэро. Кто бы мог подумать, что в этом консервативном и именно за это любимым всей Испанией регионе произойдет «винная революция». Конечно, все произошло неожиданно, но не случайно: звездным и особым это регион сделали несколько факторов, за каждым из которых стоит своя история.

Саламанка
Сеговия
История первая: чтобы успех состоялся, надо быть к нему готовым
Звучит почти как афоризм, но кто автор этого афоризма? Никто конкретно и одновременно все, потому что это воистину мудрость, ставшая народной. Под лежачий камень вода не течет — об этом. Без труда не вытащишь и рыбку из пруда — о том же. И о том же старый анекдот о благочестивом католике, который постоянно жаловался богу: «Я твой преданный слуга. Неужели тебе жалко сделать так, чтобы я хоть разочек выиграл в лотерею?!». Господь не вытерпел однажды и ответил: «Я твой всемогущий Господь. Я бы, конечно, дал бы тебе разочек выиграть, если бы ты хоть раз потрудился купить лотерейный билет».

В Кастилии и Леоне люди как раз оказались готовы к успеху своих вин. И вот почему: два королевства Кастилия и Леон, несмотря на войны и прочие разногласия, смогли объединиться еще в тринадцатом веке. Далее последовали золотые века Испании, что позволило местным аристократам, торговцам, животноводам спокойно заниматься своим делом, трудиться и богатеть. В этом смысле мне этот регион немного напоминает Бургундию: лично я считаю, что успех бургундского пино нуара во многом результат того, что несколько веков регион пребывал в относительном спокойствии и к тому же сосредоточился на одном сорте винограда. Что-то похожее произошло и на виноградниках долины Рибера дель Дуэро. Стабильное правление, отсутствие внешних завоевателей, гарантированные инвестиции и рынки сбыта от соседних басков на юге и мадридцев на севере — просто тепличные условия для развития сельского хозяйства и виноградарства. Конечно, трудности были: сначала филлоксера съела виноградники и это было огромной бедой для этой зоны, как и для Бордо и других регионов. Затем эпоха застоя: режим Франко был заинтересован прежде всего в зерне и до 1975 года не слишком поощрялось виноградарство: Кастилию и Леон пытались превратить в бескрайние поля колосовых культур. Но в целом регион имел древнюю культуру виноградарства и традиции, унаследованные от римлян, прекрасную инфраструктуру, дороги, источники воды и перспективы отличного сбыта продукции. Почвы в регионе самые различные, что тоже хорошо для виноделов.

И, как я уже сказал, в регионе всегда самое пристальное внимание было к одному сорту Tinta del Pais, что во многом и обеспечило успех. Хотя сейчас разрешены также гарнача и французские сорта — каберне савиньон, мерло и мальбек, и даже белый сорт albillo. Но сосредоточен регион все-таки на одном красном сорте, и по законодательству регион производит только красные и розовые вина. Белый виноград вы можете добавлять в красные вина, но не более 5 процентов. Нет, вы, конечно, можете делать из него и белое вино, только на этикетке вам придется написать не D.O. Ribera del Duero, а что-нибудь другое. Например, известное хозяйство Valduero таки делает белое вино и пишет на этикетке Blanco de Albillo — коротко и ясно.

Вино из хозяйства Valduero
Виноград Tinta del Pais
История вторая: люди. Деды-основатели, или они были первыми
С людьми региону определенно повезло. О том, чтобы написать в наших крохотных заметках полную историю героев региона — даже речи быть не может. Мне не хватит объема, чтобы писать, а вам — терпения, чтобы читать. Поэтому попробуем описать «три волны» прихода людей, которые не просто оказались в нужное время в нужном месте, но и сделали для своих виноградников почти невозможное.

Итак, самое начало «Новой истории Риберы дель Дуэро». Волна первая: у самых корней. Этот период можно охарактеризовать как работу виноделов в регионе с начала двадцатого века и до введения правил и границ D.O. Ribera del Duero в 1982 году. Это, так сказать, период «дедушек» виноделия региона. Довольно большая финка, 2000 га, была приобретена богатым баском Торибио Леканда у маркиза Карабаса, простите, маркиза Вальбуэна в 1848 году для того, чтобы выращивать зерновые и прочие культуры и не забывать о животноводстве. Но одно дело вложить деньги и купить 2000 гектар, а другое дело — заняться виноградарством, и первые лозы были посажены сыном Торибио Лекандо только в 1864 году, и это были французские лозы. А первый скачок качества произошел еще позднее, в начале двадцатого века, когда объединили свои усилия Доминго Гаррамиола Тхомин и владевшая частью хозяйства семья Эрреро. Именно они начали c 1915 года делать вина, ставшие знаком качества и брендом номер один региона Vega Sicilia и Valbuena. Дальше потихоньку, paso a paso, то есть «шаг за шагом» бодега работала над качеством и улучшала свои вина. Примерно в эти же годы, точнее в 1903 году, еще одна финка была приобретена семьей Calixto Seijas Zorzilla, что позволило в дальнейшем другой семье, Penalba Lopes, стать на этих землях одними из первых владельцами бодеги Torremilanos.

И, наконец, в двадцатых годах прошлого столетия заработал большой кооператив, который в дальнейшем стал носить имя Protos, что обозначает «первый» на древнегреческом, чтобы напоминать о том, что в этом регионе это было первое винодельческое хозяйство. В данном случае герой был не один, их было 230 человек-участников этого объединения. Сейчас это гигантский кооператив, контролирующий почти 1500 гектаров. Удивительно не количество бутылок, а качество при таких объемах. С другой стороны, большое разнообразие участков с разными типами почв и солнечной активностью позволяет свести к минимуму потери неурожайных годов.

Вывод из анализа этого периода можно сделать такой: виноделие в девятнадцатом и двадцатом веке переживало не лучшие времена. Хозяйства с именем и претензией можно было сосчитать по пальцам одной руки. Vega Sicilia могла бы считаться исключением, но даже успех ее вин и поставки королевскому двору не спасали ее хозяев от финансовых крахов и кризисов. Все это и дает основания считать регион, в отличие от Риохи, молодым. В том смысле, что для региона важнее его новейшая история, чем старые традиции. Давайте к этой истории и перейдем.

Торибио Леканда
Винное хозяйство Torremilanos
Доминго Гаррамиола Тхомин с семьей
Вторая волна. Отцы «новой» Риберы дель Дуэро. Образование Denominacion de Origen
Второй волной следует считать виноделов, которые воспользовались свободами и новыми возможностями после смерти диктатора Франко в 1975 году. Это как раз «отцы-основатели». Прежде всего это bodega Ismael Arroyo. Совсем недавно, 24 марта 2018 года, в возрасте 88 лет Исмаэл Арройо, к сожалению, скончался. В статьях, последовавших за его смертью, журналисты очень высоко оценили роль винодела, тепло назвав Исмаэля «отцом виноделия региона». Не только потому, что в далеком 1979 году он, пятидесятилетним главой семьи осуществил свою мечту: при помощи своих сыновей собрал виноград и разлил по бутылкам свой первый урожай. Но и потому, что его предки 400 лет выращивали виноград в этой зоне. И еще потому, что бодега Arroyo уже работала, когда Denominacion de Origen Ribera del Duero еще не существовал и бодега Исмаэля Арройо была в числе первых 6 бодег, работающих при официальном признании региона и очень много сделавших для этого признания. Сейчас бодегой управляет Susana Arroyo, дочка сына Рамона Арройо, одного из тех двух сыновей, помогавших Исмаэлю открывать бодегу.

Лично для меня вкус вина из бутылки резервы Ismael Arroyo (год резервы я, к сожалению, припомнить не могу, предположительно gran reserva 1994) навсегда останется первым и незабываемым вкусом первосортной Риберы дель Дуэро. Я был не просто удивлен, а здорово озадачен тем, что в одном вине и в одной бутылке могут сосуществовать два различных стиля: там были смородина, красные фрукты, слива, но одновременно кожа, горький шоколад, ваниль и скотный двор. До сих пор я условно, так сказать, для служебного пользования и упрощения анализа, разделяю вина из Риберы по этим двум основным стилям. А в той бутылке они были оба сразу, причем оба великолепны и «не разлей вода». Бодегу потом часто упрекали винные критики в том, что урожаи не были ровными, что бодега удержала свой высокий уровень, но не удержалась в первой десятке и так далее. Но для меня это хозяйство и сейчас остается символом региона, благодаря вкусу вина из той первой бутылки ValSotillo и многочисленных за ней последующих.

И наконец, в восьмидесятых годах, братья Алехандро и Федерико Фернандес сделали вино “Pesquera”. История успеха Pesquera слишком известна, чтобы нам на ней останавливаться подробно. Забавно, но до сих пор наверняка найдутся испанцы в возрасте, для которых вина из Риберы дель Дуэро и Pesquera — это синонимы. И не только испанцы. Один мой друг, работающий в виноторговой компании Мурсии, рассказал мне такую поучительную историю: зажиточная семья русских, живущая в Испании, заказала им пополнение домашнего винного погреба. Поскольку речь шла о довольно значительной сумме, было принято такое решение: организовать дегустацию, на которой будут определены вина для закупки, с учетом вкусов хозяев, который они и проявят на этой дегустации. Жена Заказчика сразу проинформировала, что она поклонница Pesquera и ей была предложена линейка вин из Рибера дель Дуэро. Мой приятель, конечно, ожидал, что Заказчица будет ориентирована на вкус Pesquera, но даже он был шокирован тем, что она попросту забраковала добрый десяток, прямо скажем, отличных вин других бодег этого же региона, поставив им очень низкие оценки. Я не приветствую фанатизм по отношению к одному вину или даже стилю вина, но в этой истории мне нравится то, что она из жизни, а не выдуманная. Ну и никто не спорит: да, Pesquera – это отличное вино.

Большую роль на этом этапе подъема репутации региона сыграл энолог Теофило Рейес. Я не могу пройти мимо его истории: во-первых, и к моему глубокому сожалению, Теофило Рейес два года назад умер. А во-вторых — это очень испанская история. Теофило Рейес учился на химика в Саламанке и на энолога в Риохе. А потом всю жизнь работал в родном регионе. Он очень много сделал для региона: и как преподаватель, воспитавший несколько поколений виноградарей, и как главный энолог того самого первого кооператива Protos, и как партнер Алехандро Фернандеса, участвовавший с ним вместе в создании Pesquera. И, конечно, он серьезно участвовал в регистрации D.O. в 1982 году. Но своей бодеги у него не было. Виноград — удовольствие дорогое, земля с виноградниками — очень дорогое, оборудование — тоже. И вообще, бизнес в Испании — это очень непростая тема, и нужно, чтобы сошлись дороги многих людей, и совпали мечты и возможности. Но мечта Теофило Рейеса все-таки осуществилась. Да, ему было уже 72 года, когда его сыновья Хуан Хосе и Луис, ставшие успешными медиками, смогли помочь отцу открыть собственную бодегу и разливать вино под собственным именем. Меня лично эта история, когда твоя жизнь получает новый импульс в 72 года, удивляет и вдохновляет, но испанцы пожмут плечами: обычное дело. Когда Теофило Рейес умер в 2016 году, ему было 94 года.

Третьей волной или современной Риберой дель Дуэро можно считать все, что было после этого: звездных имен и громких названий вин и бодег тут предостаточно, равно как и сенсаций и интриг, но об этом, увы, мы расскажем в другой раз.

Нынешнее положение дел в Рибера дель Дуэро
Положение дел можно считать очень благоприятным: региону быстро удалось создать репутацию одной из лучших в мире микро-зон с неповторимым терруаром, таких же как Бургундия, Тоскана или долина Напы в Калифорнии, и с таким же потенциалом делать великие вина. Vega Sicilia получила 100 баллов у Паркера за 1962 год, а Pingus даже дважды – за 2004 и 2012. Главное, конечно, не в баллах и рейтингах, а именно в стабильном качестве и узнаваемом стиле. Испанец, не любящий рисковать, закажет в ресторане вино именно из этого региона. Это могут быть следующие бодеги: Pago de Carraovejas (отличная бодега, по таинственной для меня причине горячо любимая русскими клиентами), Emilio Moro (выдающаяся бодега семьи Моро, делающая отличные вина на любой кошелек), Pingus от бодеги Dominio de Pingus (комментарии ниже), Felix Callejo (однажды я слишком поторопился открыть Callejo Seleccion и чуть не стер себе язык мощными танинами, утопив нос в роскошных ароматах смол, табаков, инжира и шоколада), Alion (второй проект бодеги Vega Sicilia в регионе), Matarromera (проект Карлоса Моро) — можно долго продолжать.

Есть еще очень известные бодеги, слегка выскочившие за пределы границ региона, хотя большинство любителей числят их за Риберо дель Дуэро. Это прежде всего проект Mauro Мариано Гарсиа, бывшего энолога Vega Sicilia, проекты Leda и Abadia Retuerta.

Мне очень бы хотелось прямо сейчас рассказать историю бума и взрыва интереса к винам региона за последние 30 лет, но, увы, сегодня придется ограничиться лишь перечислением и пообещать отдельную статью.

Заключение: по поводу дороговизны и как к ней относиться. Что является подлинным сокровищем региона Рибера дель Дуэро
Самым дорогим вином Рибера дель Дуэро, да и всей Испании, сейчас считается Pingus энолога Питера Сиссека. Я дважды был на дегустациях его вин с личным участием Питера Сиссека. Пингус — очень сложное вино, сочетающее в себе несколько стилей одновременно, включившее в себя и терруар, и фруктовость, и многое другое. И, как во всех великих винах, все это как-то волшебным образом звучит одним чудесным хором, а не разбивается на отдельные голоса. Но и второе вино, Flor de Pingus, в котором эти разные стили уже почти не соревнуются, так как фруктовость в нем доминирует, способно доставить не меньшее удовольствие.

В качестве забавной истории, подводящей конец нашим сегодняшним заметкам о Рибера дель Дуэро, я хочу поделиться с вами одним интересным совпадением: есть два самых великих вина Испании, в смысле мировой известности. Vega Sicilia и Pingus. Первое вино стало особенно знаменитым, когда после успеха на всевозможных выставках с 1915 по 1930 год выяснилось, что спрос заметно превышает предложение и вина попросту не хватает всем желающим. Бодега начала продавать вино по подписке и активно распространяла слухи, что королевские винные погреба вынуждены стоять в очередь и записываться в листы ожидания. Что забавно, так это то, что спустя почти столетие у Питер Сиссека произошла очень похожая история: его первый тираж Pingus 1997 имел очень высокие оценки у критиков и рынок ждал вино с нетерпением. При перевозке вина морским путем четверть бутылок затонула у Азорских островов. Примерно там, где затонуло немало испанских сокровищ несколько веков назад. Цены на Pingus резко взлетели.

Какова мораль этих двух историй? Их объединяет отношение к вину как к подлинной ценности и сокровищу. Хорошего ведь много не бывает. Высокие цены лишь следствие высокой оценки огромного труда виноделов, а подлинным сокровищем являются сами вина этого маленького, но гордого региона Рибера дель Дуэро. До новых встреч.

Ваш помощник в подборе тура  MARISON TRAVEL

(050) 462-02-45

[/vc_column][/vc_row]

Сердце Испании – Кастилия и Леон. Вина долины Рибера дель Дуэро was last modified: Июль 22nd, 2018 by Marison travel

Оставьте свой комментарий

Введите комментарий.
Пожалуйста, введите Ваше имя.
Пожалуйста, введите Ваш адрес электронной почты.
Пожалуйста, введите действительный адрес электронной почты.